Борис и Мария Бруновы. Князь и манекенщица

0

Известный конферансье впервые в жизни пошел против воли матери и женился на той, которую полюбил

Когда будущего знаменитого конфернасье Бориса Брунова ругала мама, он принимал высокомерный и важный вид:

— Не забывайся — я князь!

Мама хохотала, но это правда — отец Бориса Броунова был князем. Когда-то она, цирковая акробатака Мария Брунос, выступала на гастролях в Тбилиси, и вскружила голову князю Микеладзе.

Мария Брунос вышла за него замуж, хотя все родные князя были против: циркачка без роду, без племени!

Но Марии недолго довелось пожить аристократкой: грянула революция, и князь устроился на работу в типографию, художником. Он начал пить, и скоро Мария ушла от него, забрав мальчика. Она снова вышла замуж за артиста цирка Йозефа Робертса. Вот он и стал настоящим отцом для Бориса. В девять лет Брунов впервые вышел на арену с номером «Вильгельм Телль»: стрелял в яблоко на голове отчима.

В Москву!

Борис с детства знал, что его предназначение — сцена. Работал артистом Приморской филармонии, и все знаменитые артисты, которые приезжали туда с концертами, в голос говорили ему: «у вас талант, езжайте в Москву».

А Рина Зеленая дала ему свой адрес: приезжайте — помогу.

Борис перебрался в Москву, но зайти к Рине стеснялся. Каждый день ходил в Гастрольбюро, надеялся получить работу. Случайно встретился с Зеленой, и она, покачав головой, позвала его вести концерт в Колонном зале. Директор Гастрольбюро мягко попросил Бориса изменить последнюю букву фамилии: Брунов звучит привычнее, чем Брунос. Так началась столичная жизнь Бориса Брунова.

Манекенщица из балерин

Зиновий Гердт в то время безуспешно ухаживал за манекенщицей, ее тоже звали Марией, как и мать Брунова. Девушка была бывшей балериной — грациозная, высокая, похожая на цветок. И конечно, вокруг цветка вился целый рой поклонников. Гердт познакомил Марию с Бруновым, и вот именно его она выделила из толпы ухажеров. Даже не она, ее семилетняя дочка Мила, которая терпеть не могла всех остальных приятелей матери.

— Мама, пусть Боря останется у нас ночевать! Он такой хороший!

Жених из Брунова в те годы был незавидный: скромная зарплата, нет своего жилья… Ухаживал он так: в обеденный перерыв приглашал Машу в кафе (хватало на кофе и чебурек), водил в театр, приезжал в гости со сладостями для дочки. Он был обаятельным, веселым, порядочным и добрым, и быстро затмил всех остальных мужчин.

Первый муж Марии, летчик-испытатель, любил ее романтической рыцарской любовью. Говорил комплименты, носил на руках, сдувал с нее каждую пылинку. Он погиб во время испытаний самолета МиГ-16. Мария не думала, что после такой любви ей понравится манера ухаживания Брунова. А было, например, так: они поднимались по лестнице, Мария ныла и намекала, что хочет на ручки: ну я устала, я сейчас умру!

Брунов с серьезным видом обошел вокруг нее:

— Ну… нет. Не похоже. Что умрешь. Недельку еще точно протянешь, пошли!

Мария смеялась. Она перестала понимать, что происходит: ей кажется, или правда, что этот невысокий мужчина, далеко не красавец, лучше всех?

Попросила подружек посмотреть, оценить. Подружки-манекенщицы спрятались за углом, посмотрели на Брунова — он понравился всем!

Мария больше не раздумывала, предложила Борису переехать к ней.

Сыновий бунт

Но тут в эту чудесную историю любви вмешалась мать Бориса Брунова. Она прилетела в Москву, сняла квартиру, настояла, чтобы сын переехал к ней и каждый день методично объясняла ему, почему он не должен жениться на бывшей балерине, да еще и манекенщице, да еще и с ребенком! Борис, который всю жизнь был послушным сыном, взбунтовался. И когда Мария позвала его жить вместе, сразу же согласился.

Родители могут вмешиваться в личную жизнь детей? да 0% нет 0%

Мария жила в большой комнате коммунальной квартиры вместе со своей свекровью, матерью покойного первого мужа. Они разделили комнату перегородкой по оконному проему на две части и зажили втроем на своей половине. Скоро к ним присоединилась мама Марии. Мила спала на составленных стульях, Борис и Мария — на матраце на полу. Бедная и трудная жизнь вовсе не казалась бедной и трудной — все скрашивали жизнелюбие и оптимизм Брунова.

С годами финансовое положение сильно выправилось. Они жили очень счастливо.

Жалко, что своих детей не нажили, но я все равно никого не полюбил бы сильнее, чем Милу, — говорил Борис.

Брунов отпраздновал 75-летний юбилей и после праздника почувствовал себя не очень хорошо: заболело сердце. Он лег в клинику на обследование… и уже из нее не вышел.

Источник

Аватар

Оставить комментарий